Хобби

Интересно для меня вот что: концерты Марья крайне редко смотрела из зрительного зала. Буквально три-четыре первых своих концерта, дальше она стала каким-то образом пробираться за кулисы. Сначала любовалась кумирами, позже набралась наглости и стала общаться с ними. Так появились первые интервью. Но это было чуточку позже. Набранный текст представлялся маме на проверку: мол, взгляни профессиональным глазом. Я кое-что корректировала, указывала на ошибки в стилистике, показывала, как можно изложить то же самое поизящнее. Заметочки, честно говоря, выеденного яйца не стоили — ни смысла в них особого, ни стиля, но я хвалила. Детей вообще нужно почаще хвалить. Не захваливать слишком, безудержно. Иногда и покритиковать не мешает, но только иногда, и только конструктивно: ни в коем случае не критикуйте детей огульно, просто «Плохо, ничего у тебя не получается. Неумеха!». Так вы убьете в ребенке желание добиться чего-то в жизни, достичь каких-то результатов, утвердиться. Каково было мое изумление, когда я узнала, что эти заметочки, которые, по моему глубочайшему убеждению, не стоили и копейки, ребенок пытается протолкнуть в редакции! Втихаря от меня она находила адрес редакции, причем, не слишком взирая на профиль издания — новостная ли это газета или же легенький журнальчик для женщин, и прямиком направлялась туда со своей заметкой, состоящей из двух-трех предложений. В отличии от меня, она относилась к своей писанине, как к настоящему творчеству. Естественно, ей отказывали. Именно по зареванным глазам ребенка я узнала, что она начала обходить редакции. Изумлению моему не было предела, причем изумлялась я не тому, что ей отказали, а, скорее, ее наглости и самоуверенности. Как, и ты могла рискнуть предложить это ммм, скажем так, довольно слабое произведение в редакцию?! Но это я говорила про себя. Вслух я говорила иное: — Наверное, их интересуют материалы другого рода. А может, не очень удачно ты в этот раз изложила свои мысли. Вовсе не хочу представить себя публике великим педагогом. Какой там, я совсем далека от педагогики, я просто любящая мама. И не сказала ребенку своих истинных мыслей только из любви к ней — я не хотела сделать ей больно. Просто была уверена, что вот, получила отказ, набила шишку при попытке открыть дверь во взрослый мир ногой — удовлетворится этим опытом и больше не сунется туда. Какой там! Это не про моего ребенка! Дочь приходила домой зареванная, психовала и пинала ни в чем не провинившуюся дверь, кричала: — Ничего у меня не получится, я никому не нужна, я ничего не умею! Но, едва успокоившись, несла очередную «писульку» в очередную редакцию. Первую ее статейку напечатал хитрый музыкальный журнал — они принимали материал при условии, что первая публикация не оплачивается гонораром, а автор ее вроде как дарит изданию. А вот за следующие, мол, гонорар автор получит всенепременно. Стоит ли говорить, что в следующий раз автор получал отказ, а принимались в печать материалы очередного новичка. Частенько отказные материалы позже выходили под чужой фамилией. Стоит ли говорить о том, что с такой политикой журнал просуществовал недолго. Итак, первая публикация, которую мы с мужем сочли случайностью, вышла, когда Марье только-только исполнилось четырнадцать лет. Потеряв некоторое время на вышеописанный журнал, она снова взялась обходить редакции. И — о чудо! — ее заметку взяли. Причем, не одну, а выразили готовность сотрудничать и в дальнейшем. И даже стали оплачивать ее маленькие журналистские опыты! Конечно, гонорары были столь мизерны, что ребенку хватало разве что на недорогую косметику, но это были ее первые деньги, причем, заработанные не как-нибудь, а при помощи собственного интеллекта. С этой газетой (кстати, довольно крупное издание) Марья сотрудничала год. Конечно, гонорары ей выплачивались не полностью — редактор отдела культуры платил постольку-поскольку, то есть отдавал ей ровно столько, сколько было не жалко в этот момент. Но, тем не менее, этот опыт дал ей очень много. Прежде всего, она еще больше поверила в свои силы. Во-вторых, приобретался опыт общения с людьми различного уровня и, что очень важно — знакомства. Очень скоро ее стали приглашать на презентации не только от своей газеты. Теперь уже не она искала выход на редакции, а редакторы выходили на нее. И она стала работать уже на две газеты, периодически подкидывая материал в третью. Напомню — ребенку в то время было пятнадцать лет, и она училась в десятом классе общеобразовательной школы. В одиннадцатом классе она устроилась на стационарную работу. Причем, собеседование проходила на общих основаниях (ведь пришла не по блату, просто увидела объявление в Интернете). Ей удалось обойти дипломированных специалистов и для нее на работе пошли на уступки: разрешили работать не целый день, как положено, а приходить после школы, выплачивая при этом полную зарплату. Работа была непосредственно связана с культурой. В неполных восемнадцать лет Марья стала редактором отдела глянцевого журнала. И, самое главное, по совместительству работала на радио. Сбылась мечта! Кстати о радио. Это еще одна история. Читатель, помнишь ли ты Марину? Да-да, ту самую Марьину подружку, с которой она стала учиться в десятом классе и с которой пошла в фан-клуб «Грин Грея». Так вот, девчонки не только бесились у нас дома под завывания Лагутенко. Они еще играли в радио. Как? Очень просто. Брались два магнитофона. Один — для музыки, второй — для записи их «прямого эфира». Одна из подружек «выходила в эфир», заполняя своими монологами паузы между песнями, делала подводки к следующей песне, «принимала звоночки», а вторая эти звоночки слушателей и изображала. Все это действо записывалось, прослушивалось по нескольку раз, тщательно выискивались ошибки и исправлялись при очередной «трансляции». От меня все это скрывалось тщательнейшим образом, однако однажды я случайно вставила не ту кассету и услышала «забавы» девчонок. Вы не поверите, но это было вполне взрослое, профессиональное радио! Радио Марья слушала часами. Мало того, она постоянно звонила по номерам прямого эфира, стремясь непременно туда попасть и пообщаться с ведущим привселюдно. Помню такой случай. Сама я радио терпеть не могу, а вот моя мама жить без него не могла. И рассказала следующую историю. Слушала она как-то радио, песенки там разные, а в перерыве ведущий общается с народом. И такие, рассказывала, собеседники убогие попадаются — просто стыдно слушать. И вдруг на этом жутком фоне появляется нечто связное, логичное. И так говорит складно, и так убедительно, и такой голос взрослый. И будто знакомый. Долго прислушивалась бабушка к знакомому голосу, а внучкин в нем узнала только тогда, когда ее по имени назвали. Мы с мужем очень ругались на дочкино увлечение радио. Дело в том, что из-за этого ее увлечения дозвониться к нам не было никакой возможности — она часами висела на телефоне в попытке дозвониться. А телефон-то платный! Счета приходили с приличными суммами. Да и сколько возможностей заработать лишнюю копейку мы упустили по милости дочери. Ах, как мы ее ругали! Могли ли мы тогда подумать, что это занятие станет не только ее хобби, но и хлебом? Профессией.

<<Назад К содержанию Вперед>>
§4 Мы взрослеем Мудрая мама Туренко Т.В. §6 Вера, Надежда, Любовь

Страницы: 1 2 3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *