Проблемы на ровном месте

А теперь о мелочах, не играющих серьезных ролей в процессе воспитания ребенка, но серьезно отравляющих ему детство.
Возьмем такой маленький вопрос, как лечение. Не секрет, что все дети болеют. Как говорится, без соплей и шишек дети не вырастают. Увы. Так что каждой маме приходится сталкиваться с этим. Мне повезло — у меня очень понятливый ребенок, и мне достаточно было объяснить один раз, что, мол, от микробов необходимо избавляться срочно, иначе они навсегда поселятся внутри нее и будут выскакивать из ротика при каждом слове, до смерти пугая собеседников. И моя малышка старательно травила «гадов», полоща горлышко противной смесью соды, соли и йода, мужественно терпела уколы (обиженно всхлипывая, но не вырываясь и не закатывая истерики), не менее мужественно полоща маленький носик соленой водичкой (мамы, ни в коем случае не пользуйтесь каплями от насморка! Вы решаете минутную проблему, приобретаю постоянную, к тому же необратимую).
Очень хорошо запомнила один момент. Марьюшка подхватила ангину. Горлышко красное, глотать больно — в общем, сами знаете. Решила я вместо традиционного полоскания использовать новомодный тогда «Стопангин» или что-то в этом роде. Вкусных лекарств в то время еще не существовало, это была самая обычная смесь настоев эвкалипта, ноготков, шалфея, плюс еще какие-то сугубо химические элементы. Новшество состояло в том, что горло не надо было полоскать, а достаточно прыснуть на гланды из аэрозольного баллончика. Все бы хорошо, но смесь оказалась довольно противной, концентрированной. Честно говоря, сама я от подобного лечения отказалась, не выдержала — уж больно противно. Но я-то взрослая, я могу и потерпеть дня три, пока само пройдет, а детей запускать нельзя, по крайней мере, таково мое материнское убеждение. И я стала мучить ребенка «Стопангином». Как она, бедная, кричала и отфыркивалась! Зайчик мой маленький, до сих пор жалко. Так вот, я придумала, что кричит это не она, а микробики, которые дико боятся этого лекарства, потому что оно их убивает, и, крича, разбегаются в разные стороны. И доверчивый мой ребенок послушно открывал ротик, кричал и плакал, но мужественно продолжал «расстреливать микробиков из автоматика».
Собственно, к чему это я? Все к тому же, о чем говорила вначале. С ребенком обо всем можно договориться. Ну, или почти обо всем. И вовсе ни к чему заставлять делать его что-либо через силу. Найдите выход, вы же взрослые люди! Придумайте какую-нибудь сказку, из которой следовало бы, что иначе — ну просто никак. А тупое насилие над ребенком, типа: «Я сказала — терпи!» — это издевательство над крохой. Неужели вам не жаль собственное дитя? Вы же сами родили эту кроху, родили в муках, это же плоть и кровь ваша, вы только подумайте — этот человечек целиком и полностью сделан из вас! Его зубки — это ваши зубки, его косточки — это ваши косточки. Каждая ресничка, каждая родинка — это все взято из маминого организма! Ваше дитя полностью слеплено из вашего материала. Папа дал лишь толчок, а стройматериалы — мамины и только мамины! Так как же вы можете давить на свое дитя, заставлять его делать то, чего он категорически не хочет? Вы — взрослый человек, и должны сделать так, чтобы ребенок делал то, что нужно, не от страха, что мама сейчас «отходит» его ремнем по маленькой попке, а сугубо из понимания, что нужно сделать так, потому что иначе будет еще хуже. Но ни в коем случае ребенок не должен чувствовать, что угроза исходит не от каких-нибудь вредных микробиков, а от самых родных людей — мамы и папы.
А вот теперь я хочу сказать, что договориться все-таки можно не обо всем. Наверное, в каждом человеке должно быть то, что не устраивает его ни при каком раскладе. Иначе, пожалуй, все мы были бы не людьми, а роботами. У нашей дочери этим пунктиком стала уборка. Вот тут мое «давай договоримся» дало сбой.
Вернее, оно работало на первых порах, пока уборка состояла лишь из складывания машинок «в гараж». Позже, когда игры с маленьким веником остались позади, а уборка превратилась в настоящую каторгу, все переменилось. Ненависть к уборке нарастала с каждым годом и доросла до предела.
Лет в десять уже бесполезно применять детскую формулу «договорились». Тут нужен уже другой подход. И я его не нашла. Мы с мужем какое-то время пытались заставлять Марью убирать квартиру. Она, сморщившись, делала то, что ей говорили. Надо пропылесосить? Пылесосила. Полы вымыть? Извольте. Пыль вытереть? Пожалуйста! Но как она это делала! Во-первых, уборка развозилась на целый день. Во-вторых, к чему бы ни прикасался мой ребенок, все приходилось переделывать самой. Уборка пылесосом сводилась к физическим упражнениям руками туда-сюда, после которых ковер на полу оставался в точности таким же, как до уборки. Мытье полов было лишь развозом грязи по полу, вытирание пыли — лишь стряхивание ее с центральной части поверхности, но не более.
Боролись мы долго. А потом бросили это бесполезное занятие — и нервы целее будут, и для ребенка полезнее. А уборку ведь все равно пришлось бы переделывать самим. Возможно, кто-то скажет, что я неправа, что вопрос уборки для девочки ключевой. Позвольте с вами не согласиться. И про ключевой, и про девочку.
Маленький экскурс в детство. На сей раз в мое. Нужно сказать, что я сама терпеть не могу уборку. С детства и по сей день. Я с бОльшим удовольствием буду заниматься ремонтом, чем уборкой. Не мое это, ох, не мое! Я с удовольствием перемою гору посуды, перечищу ведро картошки, постираю, причем, неважно — на машинке ли, на руках ли. А вот гладить и убираться — терпеть не могу. Конечно, если это необходимо — я сделаю все в лучшем виде, и квартира будет сверкать. Но. У меня на этот процесс уйдет море времени — это во-первых. А во вторых, что очень немаловажно, настроение мое при этом будет столь ужасным, что муж мой предпочитает сделать это быстренько и без моего участия. Даже если я целый день сидела дома, а он пришел с работы. Для него это мелочи, а для меня — груз неподъемный. К тому же, к обычной нелюбви к уборке тут добавился серьезный комплекс, так сказать, привет из детства.
Так вот, мама моя, царствие ей небесное, очень любила порядок. Это была просто какая-то страсть. Дом должен был сверкать, все вещи должны были лежать/стоять на своих местах, стулья непременно должны были быть задвинуты под стол. Скатерть на столе, салфеточки на буфете — все непременно должно было быть разглажено и не иметь ни единой складочки. Угадайте, кому приходилось наводить этот шик-блеск? Естественно, мне. Как девочке. Брат мой от процесса уборки был освобожден. Нет, я вовсе не ратую за то, что ребенок не должен заниматься тем, что ему категорически не нравится. Пожалуй, заставлять надо, не без излишнего фанатизма, с которым довелось столкнуться мне. Помню, уже лет в пятнадцать или шестнадцать пришла я домой после шести уроков и каких-то там то ли лекций, то ли факультативов — не столь важно. Пришла около пяти часов. И это с восьми утра! Без обеда, лишь хлебнув утром чашку чаю с одинокой печенюшкой. Пришла страшно уставшая, голодная. Только успела переодеться и выходила из ванной, где лишь успела вымыть руки, когда дверь открылась и в квартиру вошла мама. Прямо с порога она определила, что я еще не пропылесосила, и закатила страшный скандал: какая же я все-таки редкая дрянь и лентяйка, и так далее в том же духе. Я не могла даже слова вставить в свое оправдание — такой ушат брани на меня вылился! Как мне было обидно — не передать словами. Желудок сводило от голода, а я, вместо того, чтобы разогреть себе обед, вынуждена была выслушивать упреки за то, в чем не была виновата. Обиднее всего было то, что мама-то успела пообедать, в отличии от меня, а потому не спешила на кухню, и все долбала и долбала свою непутевую дочь. Много «лестных» слов в свой адрес довелось выслушать, прежде чем я смогла, наконец, объяснить, что только что вернулась домой. Уже через пять минут мама улыбалась — она вообще всю жизнь ставила себе в заслугу то, что очень быстро отходила от гнева. Только упускала одно слово: от гнева незаслуженного. И, естественно, она даже не извинилась. Можете себе представить, как мне было обидно, если я до сих пор, по прошествии стольких лет, вспоминаю этот момент. И могу сказать, что чрезмерная любовь моей матери к порядку существенно подпортила мне детство, потому что описанный эпизод, увы, не был единственным. Подобных скандалов в нашей семье было немало, этот же запомнился только из-за подсасывающего желудка.

Страницы: 1 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *