Хобби

С этим нужно было что-то делать. Я чувствовала — это уже не просто увлечение, это страсть. С одной стороны, меня радовало, что дочь, вроде бы, нашла призвание. С другой — это призвание меня пугало. Всем известно, что медицинские институты всегда считались престижными, и даже в лучшие времена, когда высшее образование действительно было бесплатным, в медицинский просто так поступить было нереально даже с хорошим аттестатом. У Марьи же в той дурацкой школе настолько снизилась успеваемость, что надежды на хороший аттестат практически не оставалось. А денег на такой дорогой институт у нас не предвиделось… К тому же вовсе не радовала перспектива после многолетней дорогой и тяжелой учебы иметь более чем скромную зарплату медработника. Я отвела Марью в центральный Киевский … не знаю, как он теперь называется, а раньше это был самый престижный Дворец пионеров. Секций там была тьма-тьмущая, и все бесплатные. Да не только прикладные, типа уже известного нам народного творчества или авиамоделирования. Были там и компьютерные с изучением программирования, и языковые (от традиционных английских и немецких до испанских, португальских и хинди). В общем, много там было интересного, но Марью интересовала только медицина. Туда-то мы и записались. Надо сказать, что в кружке они учились отнюдь не правилам оказания первой помощи пострадавшим. Это вообще называлось солидно и по взрослому: Малая Академия Наук Украины. И преподавание велось на уровне первого курса мединститута. Занимались там, в основном, ученики десятых-одиннадцатых классов. Были и окончившие школу, но не поступившие в мединститут. Марья же, восьмиклассница, была самой младшенькой в группе. Через несколько месяцев занятий детям выдали задания. Они должны были подготовить рефераты (по объему работы это были скорее не рефераты, а курсовые проекты). Как сейчас помню — Марье досталась тема «Вилочковая железа». Тогда я впервые услышала это название. Ребенок подошел к заданию со всей серьезностью. Она никогда не уделяла столько внимания школе, сколько медицинскому кружку. Записалась в специальную медицинскую библиотеку, в которую без спецпропуска не попадешь, перелопатила горы литературы. Ксерокса в библиотеке не было, поэтому пришлось выписывать все необходимые сведения вручную, ведь на вынос те учебники не давались. К тому же, часть литературы была на украинском языке, часть на русском. А сроки поджимали. Честно вам скажу — я не подозревала в своем ребенке такую работоспособность! И, как настоящему студенту, ей не хватило одной ночи. Мама, естественно, пришла на помощь и довела реферат до готовности. Но я лишь перепечатала тот материал, который собрала Марья. Я только доделала то, что она физически не успевала. И на конкурсе рефератов моя восьмиклассница победила многих одиннадцатиклассников — ее работа заняла почетное второе место и, кроме того, ей присудили какое-то звание с вручением диплома. Звание я не помню, а диплом потерялся при переезде. К тому же, никаких льгот для поступления в мединститут этот диплом не давал. Закончился учебный год, и в Доме пионеров, как в обычной школе, наступили каникулы. Если бы занятия в кружке продолжались и летом, все могло бы быть иначе. Но сложилось так, как сложилось. И в результате в следующем учебном году Марья, прозанимавшись медициной несколько месяцев, полностью отдала себя очередному увлечению. Это увлечение и стало ее профессией. Летом, предоставленная сама себе, Марья полностью отдалась музыке. Вместе с подружкой Мариной, той самой, благодаря которой она и попала в хорошую школу, они с утра до вечера балдели под «Утекай», «Владивосток-2000» и прочие хиты «Муммий Тролля». Лагутенко стал идолом. Не в плане влюбленности в него, как в мужчину, а именно идолом. Другая музыка не слушалась — существовал только Муммик. Моя голова не выдерживала, приходилось ругаться, но девчонки, закрывшись в нашей спальне, бесились и дружненько подпевали «Ууу-тее-кай!». Тут следует вскользь упомянуть о том, что приблизительно в это время у нас появился первый компьютер. Старенький, прапрадедушка нынешних компьютеров, трудяга под кодовым названием 286-ой. Куплен был старичок сугубо для того, чтобы оторвать ребенка от пагубного влияния улицы. А плохонький такой только для того, чтобы не жалко было его угробить — ведь тогда никто из нас не умел еще обращаться с высокими технологиями. От улицы Федор, как мы окрестили железного члена нашей семьи, оторвал ребенка ровно на два дня, но свое дело он сделал позже, за что ему от благодарных родителей положен памятник нерукотворный — так что песнь в твою честь, дорогой Федор! Через два месяца вместо 286-го у нас был уже настоящий компьютер, но имя его осталось прежним — Федор. Итак, покоренные творчеством Лагутенко, девчонки судорожно стали разыскивать фан-клуб «Муммий Тролля». Однако такового в Киеве не обнаружили. Не утверждаю, что его не было в самом деле, возможно, девчонки его просто не нашли. А искали самостоятельно, не прибегая к помощи мам и пап. Вместо него они нашли фан-клуб киевской группы «Грин Грей». Не совсем то, что искали, но ведь фан-клуб! Вот оттуда-то и началось главное на сегодняшний день увлечение Марьи. Фан-клуб заседал по субботам в центре Киева. Помещения своего у них не было, поклонницы собирались у Дворца Спорта, обсуждали творчество любимой группы. (О, как мы с папой ругались тогда на Марью! «Ты теряешь море времени, уж лучше бы книги читала, уроки делала. Еще нужно бы проверить, чем вы на этих заседаниях занимаетесь!) Таким образом, кроме изрядно поднадоевшего «Муммий Тролля» в нашем доме стала звучать музыка Гринов. Вернувшись с очередного заседания, Марья записывала свои мысли посредством Федора. Так, ничего особенного, три-четыре строчки о современной музыке (обсуждались на собраниях не только Грины). После многочисленных концертов, на которых довелось побывать, делалось то же самое. Кстати о концертах. Во-первых, отпускать на них ребенка было очень страшно. Первое время я даже пару раз сходила вместе с девчонками. Потом стала отпускать самостоятельно. Страшно — не страшно, а сиди, мать, дома, и волнуйся. Работа у тебя такая! На концерты Марья ходила, в основном, открытые — в Киеве частенько выступают различные группы по городским и общегосударственным праздникам. Нередко их так же устраивают для старшеклассников — например, к концу или началу учебного года. В общем, не могу сказать, что события такого рода для Киева редкость, а потому постепенно я привыкла к концертам, насколько вообще можно привыкнуть к волнению по поводу позднего возвращения ребенка домой.

Страницы: 1 2 3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *